Цюй Юань

ПЛАЧУ ПО СТОЛИЦЕ ИНУ

Bar

 

От ересиарха:

Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное.

Матфей 5:10

Цюй Юань (340-278 гг. BC), первый поэт Поднебесной, был сановником в южном царстве Чу в эпоху Чжань-Го (Воюющих Царств). Он был изгнан по навету, и, как говорит легенда, не вынеся позора и разлуки с родиной, бросился в воды реки Мило и утонул. Эта поэма - плач изганника. 

..лисицы имеют норы, и птицы небесные – гнезда; а Сын Человеческий не имеет, где приклонить голову.  Евангелие от Луки 9:58

Интересно, неужели Христос и Цюй Юань встречались?

 

Справедливое небо,
Ты закон преступило!

Почему весь народ мой
Ты повергло в смятенье?

Люди с кровом расстались,
Растеряли друг друга,

В мирный месяц весенний
На восток устремились —

Из родимого края
В чужедальние страны

Вдоль реки потянулись,
Чтобы вечно скитаться.

Мы покинули город —
Как сжимается сердце!

Этим утром я с ними
В путь отправился тоже.

Мы ушли за столицу,
Миновали селенья;

Даль покрыта туманом,—
Где предел наших странствий?

Разом вскинуты весла,
И нет сил опустить их:

Мы скорбим — государя
Нам в живых не увидеть.

О, деревья отчизны!
Долгим вздохом прощаюсь.

Льются, падают слезы
Частым градом осенним.

Мы выходим из устья
И поплыли рекою.

Где Ворота Дракона?
Их уже я не вижу.

Только сердцем тянусь к ним,
Только думой тревожусь.

Путь далек, и не знаю,
Где ступлю я на землю.

Гонит странника ветер
За бегущей волною.

На безбрежных просторах
Бесприютный скиталец!

И несет меня лодка
На разливах Ян-хоу.

Вдруг взлетает, как птица.
Где желанная пристань?

Эту боль в моем сердце
Мне ничем не утишить,

И клубок моих мыслей
Мне никак не распутать.

Повернул свою лодку
И иду по теченью —

Поднялся по Дунтину
И спустился по Цзяну.

Вот уже и покинул
Колыбель моих предков

И сегодня волною
На восток я заброшен.

Но душа, как и прежде,
Рвется к дому обратно,

Ни на миг я не в силах
Позабыть о столице.

И Сяпу за спиною,
А о западе думы,

И я плачу по Ину —
Он все дальше и дальше.

Поднимаюсь па острой,
Взглядом дали пронзаю;

Я хочу успокоить
Неутешное сердце.

Но я плачу — земля здесь
Дышит счастьем и миром,

Но скорблю я — здесь в людях
Живы предков заветы.

Предо мною стихия
Без конца и без краю,

Юг подернут туманом —
Мне и там нет приюта.

Кто бы знал, что дворец твой
Ляжет грудой развалин,

Городские Ворота
Все рассьшлются прахом!

Нет веселья на сердце
Так давно и так долго,

И печаль за печалью
Вереницей приходят.

Ах, дорога до Ина
Далека и опасна:

Цзян и Ся протянулись
Между домом и мною.

Нет, не хочется верить,
Что ушел я из дома,

Девять лет миновало,
Как томлюсь на чужбине.

Я печалюсь и знаю,
Что печаль безысходна.

Так, теряя надежду,
Я ношу мое горе.

Государевой ласки
Ждут умильные лица.

Должен честный в бессилье
Отступить перед ними.

Я без лести был предан.
Я стремился быть ближе,

Встала черная зависть
И дороги закрыла.

Слава Яо и Шуня,
Их высоких деяний,

Из глубин поколений
Поднимается к небу.

Своры жалких людишек
Беспокойная зависть

Даже праведных этих
Клеветой загрязнила.

Вам противно раздумье
Тех, кто искренне служит.

Вам милее поспешность
Угождающих лестью.

К вам бегут эти люди —
Что ни день, то их больше.

Только честный не с вами —
Он уходит все дальше.

Я свой взор обращаю
На восток и на запад.

Ну когда же смогу я
Снова в дом мой вернуться!

Прилетают и птицы
В свои гнезда обратно,

И лиса умирает
Головою к кургану.

Без вины осужденный,
Я скитаюсь в изгнанье,

И ни днем и ни ночью
Не забыть мне об этом!

 

 

Bar

Назад в Библиотеку Еретиков

Письмо ересиарху

Design and content © Cimmeria Investment Inc.

Bar