Эдгар Аллан По

УЛЯЛЮМ

Bar

 

От ересиарха:

"И пошел Каин от лица Господня и поселился в земле Нод, на восток от Эдема. И познал Каин жену свою..."

Бытие, 4:16-17


Небеса были грустны и серы,
Прелых листьев шуршал хоровод,
Вялых листьев шуршал хоровод, -
Был октябрь одинокий без меры,
Был незабываемый год.
Шел вдоль озера я, вдоль Оберы,
В полной сумрака области Нод,
Возле озера, возле Оберы,
В полных призраков зарослей Нод.

Я брел по огромной аллее
Кипарисов - с моею душой,
Кипарисов - с Психеей, душой.
Бвло сердце мое горячее,
Чем серы поток огневой,
Чем лавы поток огневой,
Бегущий с горы Эореи
Под ветра полярного вой,
Свергающийся с Эореи
Под бури арктической вой.

Разговор наш был грустный и серый,
Вялых мыслей шуршал хоровод,
Тусклых мыслей шуршал хоровод,
Мы забыли унылый без меры
Октябрь и мучительный год,
(Всех годов истребительней год!)
Не заметили даже Оберы
(Хоть знаком был мне шум ее вод),
Даже озера, даже Оберы
Не заметили в заводях Нод.

Еще плотен был мрак уходящий,
Но зари уже близился срок, -
Да, зари уже близился срок,
Как вдруг показался из чащи
Туманного света поток,
Из которого вылез блестящий
Двойной удивительный рог,
Двуалмазный и ярко блестящий
Астарты изогнутый рог.

Я сказал, - Горячей, чем Диана,
Она движется там, вдалеке,
Сквозь пространства тоски, вдалеке,
Она видит, как блещет слеза на
Обреченной могиле щеке.
Льва созвездье пройдя, из тумана
К нам глядит с нежным светом в зрачке,
Из-за логова Льва, из тумана,
Манит ласкою в ясном зрачке.

Перст подняв, отвечала Психея: -
- Нет, не верю я этим рогам,
Не доверюсь я бледным рогам.
Торопись! улетим поскорее
От беды, угрожающей нам! -
Затряслась; ее крылья за нею
Волочились по пыльным камням.
Зарыдала; а перья за нею
Волочились по грязным камням,
Так печально ползли по камням!

Я ответил: - Нас манит сиянье,
Все твои опасения - бред!
Все твои колебания - бред!
Надежду и Очарованье
Пророчит нам радостный свет.
Посмотри на сияющий свет!
Крепче веруй ты в это сверканье,
И оно нас избавит от бед!
Положись ты на это сверканье!
Нас избавит от горя и бед
В темном небе сияющий свет!

Целовал я ее, утешая,
Разогнал темноту ее дум,
Победил темноту ее дум.
Так дошли мы до самого края,
Видим: склеп, молчалив и угрюм.
Вход в него молчалив и угрюм.
- Что за надпись, сестра дорогая,
Здесь на склепе? - спросил я, угрюм.
Та в ответ: - Улялюм... Улялюм...
Вот могила твоей Улялюм!

Стал я сразу печальный и серый,
Словно листьев сухой хоровод,
Словно прелой листвы хоровод.
Я вскричал: - Одинокий без меры
Был октябрь в тот мучительный год!
Видел я этот склеп... этот свод...
Ношу снес я под каменный свод!
Что за демон как раз через год
Вновь под тот же привел меня свод?
Да, припомнил я воды Оберы,
Вспомнил область туманную Нод!
Да, припомнил я воды Оберы,
Вспомнил призраков в зарослях Нод!

 

 

Опубликовано в варианте первого прижизненного издания (без дополнительной последней строфы). Нод -Перевод неточный, в оригинале Веир (алллюзия на балет "Заветное озеро" композитора Обера в постановке балетмейстера Вира).

 

 

Bar

Назад в Библиотеку Еретиков

Письмо ересиарху

Design and content © Cimmeria Investment Inc.

Bar